ФЭНДОМ


Völund

описание

Вёлунд, Велунд, Воланд, Вёлюнд (Weyland) - бог-кузнец, известный нам по "Песни о Вёлунде" из "Старшей Эдды". Она считается одной из старейших дошедших до нас песен. Снорри Стурлусон не упоминает Вёлунда в числе богов. Вёлунд в прозаическом вступлении к "Песни" - третий сын конунга финнов. Его братьев зовут Слагфид и Эгиль. Не должна смущать здесь его "человеческая" природа. Его поведение и статус, а также кеннинги, упоминаемые в песне ("альвов хозяин"), подходят лишь для божества. Вёлунд - кузнец, он делает оружие и украшения. Его также называют "хозяин альвов" и "князь альвов". Альвы здесь, это либо "темные альвы", карлики - цверги, мастерящие под землей различные сокровища из металла, либо "светлые альвы", о которых на самом деле нам ничего не известно. Вёлунд имеет черты, характерные для богов - кузнецов других мифологий. Скажем, по совету жены Нидуда Вёлунду подрезают жилы на ногах, чтобы он не смог толком ходить и плавать. В греческой мифологии Гефест - бог кузнечного дела также хром и покалечен. Иногда полагают, что это отголосок первобытного обычая калечить кузнецов своего племени, чтобы они не могли уйти или убежать. Однако такой домысел кажется неправдоподобным. Скорее могло происходить обратное: мужчины с покалеченными ногами могли реализовать себя в кузнечном, а не военном деле.

КолдунПравить

Кузнец в традиционном обществе обычно считается колдуном или шаманом. И в известном смысле это правомерно. В "Песни" Вёлунд живет на отшибе земли, в Волчьей долине, на Волчьем озере. Это место, где смыкается антропоморфный и зооморфный мир. Даже женщины - валькирии на берег этого озера прилетают в образе птиц - лебедей, и лишь потом принимают человеческий облик. Это отшельничество на краю света является и лучшим местом, и лучшим состоянием для колдовских занятий. Причем цели такого колдовства могут быть скорее творческими, чем корыстными.

Кузнец работает с металлами и самоцветными камнями, добываемыми из недр земли - одной из основных стихий. Он обрабатывает добытое, создавая новые творения, оружие, необходимые предметы и украшения с помощью огня - другой магической стихии. Попутно он наделяет предметы теми, или иными свойствами или характером. Потому неудивительно, что кузнецы в старые времена повсеместно считались еще и колдунами. Так в "Песне о Вёлунде" кузнец, совершив свою месть, преспокойненько улетает. То ли как Дедал, смастерив себе искусственные крылья (но это мотив неизвестный скандинавским мифам), то ли посредством сделанного им волшебного кольца.

Брошенный мужПравить

Viking07

Вёлунд-кузнец

Для кузнеца, ценящего и понимающего красоту, оказываются исключительно важными отношения с женщинами. И тут, странным образом, нередко кузнец оказывается эмоционально ущербным или покинутым. Греческий Гефест женат на самой прекрасной богине - Афродите, но она часто ему изменяет и имеет детей от любых других богов и смертных, но не от него. В ответ на это, Гефест создает себе безропотных девушек - прислужниц. Вёлунд подобным же образом оказывается брошенным женой - лебедью, валькирией по имени Нездешняя.

3

   Так они жили,
семь зим поживали,
зиму осьмую
не жили - маялись,
а на девятую
вовсе ушли…


   5
а в Волчьей Долине
Вёлунд остался:
вправлял самоцветы
в червонное злато…
так пожидал он
свою хозяйку,
а вдруг да вернется
светлая в дом.
Мститель и насильник

"Подземный огонь" как метафора подходит и характеру кузнеца. Кузнец (и Вёлунд, и греческий Гефест) изображается терпеливым и спокойным человеком, в какой-то неожиданный для окружающих момент вдруг разгорающийся как вулкан (Вулкан - римское имя Гефеста) и тогда уже сжигающий все вокруг. Подобным образом действует и Вёлунд в эддической песне. Он полон терпения, мастерит оружие и украшения, поджидая свою жену, "вдруг" она вернется, когда на него нападают люди конунга Нидуда и берут в плен. После того, как его сокровища отнимают и себя ими украшают Нидуд и его семья, в Вёлунде уже начал полыхать яростный огонь гнева. Однако кузнец ждет подходящего момента. И когда дети конунга - два мальчика - приходят в кузницу, он:

24

   головы разом
отрезал детям,
ноги засунул
под мех кузнечный,
а череп каждого,
кожу содравши,
оправил в серебро,
отправил Нидуду;

На этом Вёлунд не останавливается. Ему надо еще отомстить женщине. И жене Нидуда, которая посоветовала подрезать ему жилы, и, возможно, всем женщинам вообще, после того, как его бросила Нездешняя. Он спаивает и насильно соблазняет дочь Нидуда, которая приходит к нему починить ожерелье. При этом песня повторяет лукаво-двусмысленные слова кузнеца:

27

   "Так я заделаю
в золоте трещину -
даже отец твой
доволен останется,
пуще того
твоя мать возликует,
да и тебе
не меньше понравится".

Соблазнение пьяной девицы никак с ее стороны добровольным не назовешь, да и в любом случае мы знаем, что для Вёлунда это было необходимым знаковым актом мести всей семье конунга. Потому было это ничем иным, как насилием (хотя, возможно, и не изнасилованием):

   41
   "Правду, Нидуд,
тебе сказали:
то было с Вёлундом
у нас на острове -
а лучше бы не было! -
а час наихудший!..".

Для Вёлунда было важным сделать так, чтобы единственным возможным (ближайшим по времени и старшим) наследником конунга Нидуда стал его, Вёлунда, ребенок. Потому он говорит:

33

   "клянись, что деву
казнить не станешь
и не погубишь
супругу Вёлунда,
его невесту,
тебе известную, -
дитя родит она
в твоем же доме."
   К Бёдвильд, дочери конунга Нидуда, Вёлунд отнесся так, как относился Гефест к своим созданиям - прислужницам, оживленным его искусством куклам из чистого золота.